Новости сайта

25.07.16. Обновлена ТАБЛИЦА конкурсов ПРОЗЫ.
25.07.16. Обновлена ТАБЛИЦА конкурсов ПЬЕС. Добавлена информация про вернувшуюся в 2016 году Омскую лабораторию современной драматургии. Дедлайн - 31 августа.
09.08.16. Обновлена ТАБЛИЦА конкурсов СЦЕНАРИЕВ. Добавлена информация про питчинг КИНОТЕКСТ: ГЛАВНАЯ РОЛЬ. Дедлайн - 30 августа.

Рубрики

Роберт Макки о вдохновении и особенностях сценария рекламного ролика

pers_maccey2

Расшифровка видеоконференции с американским сценарным консультантом и преподавателем Робертом Макки «Как написать сценарий рекламного ролика, в котором снимется Брюс Уиллис» (в рамках конкурса, проводимого в 2012 году компанией CINEMOTION).

Роберт Макки (приветствие): «Я очень рад участвовать в продвижении конкурса, который заставит людей думать. Для участия в конкурсе нужно уметь писать коротко и это очень хорошая идея. Я преподавал сценарное мастерство в киношколе Университета Южной Калифорнии и могу сказать: короткая история, рассказ — это лучшая форма для начинающих авторов, потому что она не позволяет им «растекаться мыслью по древу».

Вам приходится рассказывать историю в ограниченное время, немедленно переходить к сути, использовать приём «провоцирующий инцидент». Сценарист должен ёмко излагать идеи и делать это так, чтобы зрители мгновенно понимали, о чём идёт речь. И для того, чтобы доводить историю до кульминации в течение 30 секунд, требуется талант и мастерство. Это один из способов рассказывать историю хорошо и уже потом переходить к историям, которые длятся полтора-два часа. Это замечательный проект, который заставит участников мыслить креативно. Я рад, что являюсь его частью».

Можете ли Вы дать какие-то советы сценаристам, которые работают в коротком жанре?

Проблема с коротким жанром — это «провоцирующий инцидент», такое событие, которое выводит жизнь протагониста из равновесия, может отразиться на жизни героя положительно (тот встречает любовь) или отрицательно (какая-то опасная ситуация). Задача — найти такое событие, которое должно произойти в первые пять минут фильма, и это очень важно. Потом создаётся диалог, с помощью которого вы знакомите зрителя с фильмом.

Также нужно найти событие, которое не только вводит зрителя в курс событий, но и вызывает в нём какие-то эмоции, чтобы тот разделил радость или ужас происходящего на экране.

Как подходить к созданию комедийных ситуаций?

В создании шутки самое главное — это спросить себя: «Что меня бесит?». Потому что первое правило комедии — это гнев. Какая-то сторона жизни, чья-то глупость, чьё-то поведение и т.д. — то, что нас бесит. Это предмет шутки.

После этого вам нужно рассказать историю, которая ведёт зрителя в определённом направлении и генерирует большое количество эмоций. В случае с этим конкурсом вы вряд ли сможете использовать секс, но знайте, что секс на экране сразу захватывает внимание зрителя, как и многие другие вещи, о которых не принято говорить.

Есть разные направления, в которые может заворачивать история и выбор направления — это первая часть шутки. Вторая часть — это так называемый «punchline», совершенно неожиданная вещь, которую трудно связать с первой частью истории, но когда она появляется, тем эмоциям, которые вы сгенерировали в первой части шутки, некуда идти и в результате появляется смех, естественная реакция человека.

Вся энергия направляется на то, чтобы выдохнуть резкими движениями воздух из лёгких — получается смех. Вы должны «атаковать» то, что вас расстраивает и придумать «punchline», резкое завершение шутки, которое сбивает зрителя с толку.

Я обожаю комедию, это один из моих любимых жанров и комедия спасает меня каждый день. Мы будем говорить о примерах из мирового кинематографа, которые мастерски соединяют эти на первый взгляд несовместимые вещи, образуя парадокс. Шутка — это комедийный талант, который находится в поиске несоединимых элементов. Я знаю, что российская комедийная традиция существует ещё со времён Чехова и для меня большая честь рассказывать о комедии в России. Я не могу научить вас соединять несоединимое, но могу рассказать, что вам нужно для этого найти.

Как автор может историю с помощью диалогов?

Диалоги — это беседа двух персонажей, один хочет чего-то от другого и существует определённая динамика развития этого конфликта. При создании диалога вам нужно понять, что думает персонаж, когда он что-то говорит. Сцена развивается не в словах как таковых, а в поведении.

Вам нужно сконцентрироваться на действии: чего хочет добиться персонаж? Каждой своей фразой персонаж совершает определённое действие, меняет поведение в поворотных пунктах диалога. Когда вы знаете всё о внутренних процессах героя, вы понимаете его реакцию, действия, и получается хороший диалог. Хороший диалог — это всегда воплощение взаимодействия персонажей. Чтобы его написать, нужен хороший монолог, потому что монолог — это составляющая диалога. Персонаж пытается разобраться в ситуации, изменить своё или чужое поведение, как это делает, например, Гамлет.

Мы часто разговариваем терминами, например, говорим «Я был зол на себя». Так что монолог может быть диалогом человека с самим собой, размышлением или разговором со зрителем и в таком случае от зрителя требуется определённый ответ. Иногда монологи — это дешёвый способ экспозиции, трюк со стороны автора, который вкладывает в уста персонажа всё его прошлое, всё, что зрителю нужно знать о персонаже. Но зритель на таких монологах скучает от огромного объёма информации. В монологах персонажа, обращённых к себе или зрителю, сразу появляется конфликт и интерес.

Вообще монолог — это сложная форма рассказа, похожая на написание романа «от первого лица»: нужно поддерживать напряжение или делать так, чтобы оно нарастало.

В чем, по-вашему, состоит разница между российскими и голливудскими сценаристами? Какому навыку российским сценаристам нужно научиться в первую очередь?

Правда в том, что разница небольшая. Мы все пытаемся осмыслить окружающий нас мир. Основная разница, пожалуй, заключается в жанре. Часто люди вне сценарного сообщества думают, что голливудские сценаристы — халтурщики, потому что они часто пишут сценарии боевиков. На самом деле боевики составляют 10% того, что снимает Голливуд, около 400-500 фильмов в год, из которых 40-50 — крупнобюджетные фильмы. Помимо этого есть комедии, мелодрамы, фильмы типа «Мне бы в небо» и «Сириана».

Американцы снимают множество фильмов разных жанров, и загонять Голливуд в рамки боевика неверно. Есть определённые культурные различия, например, в комедии: Америка — самая самокритичная культура в мире. Мы постоянно смеёмся над собой, над своей армией и государством. В России это не так.

Возможно, вы не любите своё правительство: каждый уважающий себя писатель ненавидит систему. Но спросите себя: мог бы русский сценарист сделать сегодня религиозную комедию о православной церкви? Одно из основных различий между российскими и голливудскими сценаристами — это уровень свободы. В Голливуде гораздо легче говорить на определённые темы. Русские часто задумываются о вопросах, на которые американцам плевать, например, смысл жизни.

Американцы не сильно переживают по этому поводу. Многие американцы думают только о деньгах, а потом удивляются, почему у них не складывается жизнь. Каждый сценарист пытается осмыслить мир и понять своего зрителя. Установите со зрителем контакт, найдите с ним точки соприкосновения и напишите свою историю.

Какой у вас источник вдохновения?

Не могу сказать, что понимаю этот вопрос. Каждое утро, когда я читаю New York Times, я думаю, что мог бы разделиться на тысячу сценаристов, чтобы найти там материал для тысячи историй. Правда, не знаю, почему люди жалуются по поводу поисков вдохновения. Смотрите на жизнь, она окружает нас со всех сторон и ставит нас перед выбором.

Вопрос не в том, как найти вдохновение, а в том, как выбрать из тех вдохновляющих моментов, которые я встречаю каждый день, какой-то один.

У автора должны быть развиты все органы чувств, сценаристов стимулирует всё, что они видят, всё, что их окружает, всё, что к ним поступает через органы чувств, их сны, мечты и так далее. Проблема не в том, как найти вдохновение, а в том, что я буду делать в следующие шесть месяцев своей жизни, какой выбор я сделаю для идеи сценария. Ответ такой: взгляните внутрь себя, слушайте свою интуицию.

Я не могу вам рационально объяснить, как сделать этот выбор. Что-то в предмете, в какой-то теме так трогает, что появляется мысль — «Я должен об этом написать, я обязан это сделать». Вспомним на фильм Ингмара Бергмана «Персона», одно из величайших творений ХХ века. Бергман заболел инфекцией внутреннего уха, которая вызвала головокружение, не прекращавшееся 24 часа в сутки. Даже когда он спал, он не мог успокоиться: постоянно, и во сне, у него кружилась голова. Это было ужасно. Вылечить это не могли, надо было просто пережить, переждать. Бергмана положили в больницу, нарисовали на потолке над ним точку и сказали: «Смотрите на эту точку: тогда мир будет стоять. Как только вы оторвете взгляд от нее, у вас начнется головокружение». И в один их приступов Бергману привиделись два лица, которые то сливались в одно, то вновь разделялись. Потом инфекцию вылечили, он вышел из больницы и какое-то время провел в инвалидное кресло. И вот однажды режиссер загорал на солнце и увидел на другом конце комнаты двух женщин — сиделку и пациентку. Руки их были скреплены. Вдруг Бергман понял, что он должен снять фильм об этих двух женщинах, о том, как они сливаются и разделяются, об отношениях врачей и больных. Это и было его вдохновением для одного из самых великих фильмов ХХ века — «Персоны».

Со сценаристами постоянно случаются какие-то события, иногда это какие-то заметные явления, иногда очень тонкие ощущения. Вы должны следовать за этими позывами.

Поэтому я скажу так: будьте сознательными, живите, принимайте решения. Если же вам нужно что-то более замысловатое, пользуйтесь тем, что Станиславский называл «волшебное «Если бы»». Скажите себе: «А что бы случилось, если бы я поехал в Париж? Что бы случилось, если бы моя мать умерла? Что бы случилось, если бы…». Просто используйте этот прием. Если какое-то из этих «если бы» расшевелит вашу фантазию, это будет замечательно. Многие из них просто приведут в тупик.

Но, так или иначе, не беспокойтесь о вдохновении, беспокойтесь о выборе, который вы делаете, беспокойтесь о том, какое из вдохновений выбрать.

Может ли рекламный ролик быть основанным только на диалогах и не содержать экшн?

Мое предыдущее рассуждение по поводу диалога в принципе отвечает и на этот вопрос. Ответ, конечно, да. Вспомните героя боевиков Брюса Уиллиса — в фильмах он разговаривает. Одна из величайших сцен с Брюсом Уиллисом — это сцена в конце первой части «Крепкого орешка», когда Брюс Уиллис и Алан Рикман стоят лицом к лицу. У Алана Рикмана пистолет в руках, у Брюса Уиллиса ничего нет, его руки подняты вверх. И они начинают разговаривать — вот вам и диалог.

Потом, в конце концов, обнаруживается, что у Брюса Уиллиса все-таки есть пистолет. Когда вы пишете диалог, в первую очередь имейте в виду, что, когда люди разговаривают, они что-то делают. И именно действия, а не слова двигают сцену вперед. Когда начинается диалог, внутри него происходит действие. Диалог — это не статика, это динамика. Диалоги полны действия, полны экшна. Есть разница между деятельностью и экшном, действием.

Если люди просто говорят — это деятельность. Если же они чего-то добиваются своими словами — это экшн, настоящее действие. Если вы будете об этом помнить, вы научитесь писать драматические сцены с двумя персонажами.

pers_maccey

Обязательно ли про хорошую историю зритель говорит: «О, это почти про меня!»? Можно ли назвать это формулой хорошей истории?

Это не формула, это форма. Конечно, во всех жанрах автор пытается добиться идентификации зрителя и персонажа. Иногда зритель, читатель что-то увидит, прочитает, и ему становится любопытно, это бывает интеллектуальным упражнением, но никаких эмоций не вызывает. Если же вы вносите в жизнь вашего персонажа дисбаланс, неравновесие и зритель по личному опыту узнает это неравновесие, эту проблему, тогда вовлекаются эмоции. Конечно, ключ в том, чтобы добиться и интеллектуального вовлечения, и эмоционального.

С другой стороны, есть, конечно, сценаристы, которые не заинтересованы в эмоциональном вовлечении, они исключают чувства: «Я хочу, чтобы зритель смотрел на мое интеллектуальное объяснение общества». Они используют определенные приемы, для того чтобы избежать эмоционального вовлечения, и требуют от зрителя интеллектуальной реакции.

Но дело в том, что переизбытком интеллектуального вовлечения они все-таки добиваются эмоций. Люди выходят из кинотеатра с большим эмоциональным откликом, но он примерно такой — «Нам не нравится этот фильм, что это за ерунда». В общем, ответ такой — это не форма, а всего лишь описание формы, с которой мы работаем.

На что вы обращаете внимание, когда читаете сценарий в первый раз? Сколько времени вам требуется, чтобы понять, что сценарий будет успешным?

Нельзя сказать заранее, что сценарий будет успешным. Все должно вести к кульминации. С первой страницы я ожидаю от сценария следующего: чувство авторства. Я пытаюсь понять, что я в руках опытного автора, который хочет мне сказать что-то важное.

Я хочу понимать, что автор знает своих персонажей вдоль и поперек, знает их тайные желания, знает общество, в котором они живут. Это все значит, что я нахожусь в руках автора, которому я могу доверять. Также для меня важно знать, что первые страницы сценария — это только верхушка айсберга, под которой находится целый большой мир.

У сценариста должно быть знание мира, подобное знанию мира Богом. И если все это есть, то история меня захватывает и интеллектуально и эмоционально, я понимаю, что это хороший автор и продолжаю читать.

Один из вопросов, который я задаю: «Получился ли финал неожиданным?». Вопрос не в том, что финал обязательно должен удивлять и шокировать, скорее он должен быть эмоционально удовлетворительным. Получилось ли смешать эмоции и озарение героя? Полное понимание, что происходит в произведении приходит только в кульминации. Если финал мне не нравится, несмотря на то, что начало могло быть неплохим, то это провал сценариста. Неудачный финал — это провал сценариста. Это самое важное.

В чем разница между хорошим копирайтером и хорошим сценаристом? Может ли человек достичь успеха в обеих ипостасях?

Копирайтеры работают с малой формой. Они должны сформулировать все образы и мысли в очень коротком послании. И тут мы говорим о самой концентрированной работе. Сценаристы думают большее широко. Они думают о поведении, о действиях, о мотивации. Один из основных принципов написания сценария или романов в том, чтобы заставить зрителя ждать. И ваша задача превзойти их ожидания.

Копирайтинг — это немедленное удовлетворение слушателя, зрителя. А сценаристы работают с предвосхищением ожидания. Нет причин, по которым, копирайтеры не могут быть хорошими сценаристами. Нет причин, почему это не может получиться. Но навыки необходимы разные.

Можете ли вы рассказать о самой успешной рекламной кампании, по вашему мнению? В чем причина их успеха?

Я, к сожалению, не знаю русского рекламного рынка, поэтому не могу сказать о нем. Но например, в Америке есть страховая компания «Гайко», которая в своей рекламе использовала геккона. Они обыгрывали это название, и ящерица говорила в рекламе с австралийским акцентом. Очень хороший персонаж, который, я уверен, нравится не только мне. Чаще всего это ящерица была продавцом, который пытался убедить всех, насколько это хорошая страховая компания, или одним из работников компании.

Я сразу видел, что копирайтер понимал, о чем писал. Он очень хорошо понимал, как работникам компании приходится убеждать своих боссов и клиентов в чем-то. Это очень интересная и смешная реклама.

Как можно вдохновиться историей, которая изначально интересна?

Бывает, что начинаешь читать что-то интересное, но потом интерес пропадает. И тогда попадаешь в тупик, не знаешь, куда идти. Но потом вдруг из подсознания приходит идея и начинает двигать эту историю в совершенно другом направлении. Очень здорово вернуть себе энтузиазм. Но иногда интерес не возвращается.

Лучший совет, который я могу дать сценаристу — это научиться терпению. Вы можете попробовать работать по расписанию, но ваши творческие способности так не работают. Дайте вашему таланту время раскрыться. Когда я был молод, то нашел для себя ответ — я всегда работал над тремя проектами параллельно. Над одной историей можно работать около 4 часов в день. После этого времени ты начинаешь писать все хуже и хуже. И если вы хотите работать усердно, то нужно посвящать этому 12 часов в день.

Поэтому я всегда работал над 3 проектами: один только начинался, второй был в середине написания, а третий в самом конце. Каждый раз, когда я переходил от одной истории к другой, это было как пробуждение, новые персонажи, новая история. Таким образом, можно работать целый день без скуки и утомления. И в те дни, когда я работал только над вторым и третьим проектом, мозг все равно искал новые идеи, решение проблем для первого. И утром я снова начинал первый проект, и вдруг приходили идеи, о которых днем раньше я даже не задумывался.

Так что необходимо терпение. Но если с проектом долго что-то не происходит, то нужно его сворачивать, переходить к другому.

В чем, как Вам кажется, кризис идей на рынке США?

Мне не хочется этого говорить, но людям нечего сказать. Они потеряли интерес, веру, больше не задают важные вопросы вроде «Куда стремиться? Чему посвятить свою жизнь?». Им стыдно задаваться такими вопросами. Они потеряли интерес к любви. Они ищут отношений, но романтика мертва.

Сейчас, если девушке посылают цветы и письма, то за это могут вызвать полицию, потому что это преследование. Потерялась вера в любовь, в семью. И стало стыдно задаваться важными вопросами, которыми задаются все великие истории. Сейчас снимают все больше боевиков или фильмов фэнтези, где герои живут в выдуманном мире.

Например, франшиза с Гарри Поттером. И в этих мирах можно писать истории, в которых живут старые ценности жизни, смерти, чести. Но, к сожалению, в реальности эти ценности тяжело работают. Сейчас самое время стереть все старые ценности и придумать новые. Самое время понять, что такое жизнь, любовь. Пора избавиться от старых идей.

Источник — Advertology.


Комментарии:

Оставить комментарий

  

  

  


2 + 1 =

MAXCACHE: 0.48MB/0.00027 sec