Новости сайта

25.07.16. Обновлена ТАБЛИЦА конкурсов ПРОЗЫ.
25.07.16. Обновлена ТАБЛИЦА конкурсов ПЬЕС. Добавлена информация про вернувшуюся в 2016 году Омскую лабораторию современной драматургии. Дедлайн - 31 августа.
09.08.16. Обновлена ТАБЛИЦА конкурсов СЦЕНАРИЕВ. Добавлена информация про питчинг КИНОТЕКСТ: ГЛАВНАЯ РОЛЬ. Дедлайн - 30 августа.

Рубрики

Кто здесь: сценаристы. Лилия Ким («Крем», «Попытка Веры»). Интервью

Продолжаем публикацию интервью из проекта Александра Молчанова «Кто здесь: сценаристы» (серия Фейсбук-интервью).

Лилия Ким («Крем», «Попытка Веры»)


1) Где, у кого и как училась писать сценарии? Что было самым важным в кинообразовании?
Моим учителем была практика. Когда опубликовали мою первую книгу «Библия-миллениум» мне было 20 лет. Сразу после этого издательский дом «Нева» предложил мне работу на детективной серии для женщин. Так что первым преподавателем литературного мастерства для меня стал редактор Игорь Сергеевич Кузьмичёв. Он учил меня с нуля – как строить сюжет, соблюдать законы жанра, находить верную стилистику, интересные образы, характеры. Объяснил, что для писателя очень важно понять систему Станиславского. Вторым автором для штудирования был Пропп, потом Лотман и горы культурологической литературы. Потом я хаотично начала пробовать разные жанры – любовный роман, конспирологический детектив, комическую фантастику, мистику, подростковый кибер-панк. Все это издавалось в разных сериях под разными псевдонимами. Параллельно я писала «современную прозу», которую опубликовал «Лимбус-пресс» и там моим редактором был Виктор Леонидович Топоров. Жила в окружении психотерапевтов и психологов, которые к каждой моей работе выдавали мне стопки профессиональный литературы по теме. Всего за это время под разными именами я написала 42 книги. В 2007 году ТНТ предложил мне принять участие в конкурсе – они искали историю для комедийно-мистического сериала, современной сказки. Я написала заявку – и получила свой первый сценарный заказ – «Крем». Сначала отказывалась, потому что вообще не представляла, как это делается. Партнёром ТНТ была «Sony» — и через них приехал человек, который на этом проекте, без отрыва от производства, начал обучать меня сценарному мастерству – это был Ларри Молин, автор «Беверли Хиллз 90210». К счастью, до этого я мучилась, кем быть – маркетологом или финансовым директором с MBA, для чего очень прилично выучила английский язык. В «Креме» было 86 серий – так что Ларри провел со мной два года и научил всему – от формы записи «американки» до продвинутого строительства сюжетных арок на весь сезон. По сути это была классическая американская форма обучения «apprenticeship» — ученичество. Потом я стала получать сценарные заказы на сериалы и поняла, что мне нужно как-то систематизировать свои знания, потому что в голове у меня была гора всего, но как супермаркет без отделов и полок – всё в кучу. И я стала сначала посещать курсы в «Синемоушене» и «Киношколе А. Митты», параллельно с друзьями 1,5 года смотрела киноклассику с последующим подробным драматургическим разбором, а затем в дальнейших поисках системности в 2011 году поступила на сценарную программу UCLA (Университет Калифорнии, Лос-Анжелес), взяв два курса: «Сценарное мастерство: полнометражный фильм» и «Сценарное мастерство для телевидения» — это две разных специальности. И окончательно убедилась, что все сделала правильно, потому что 90 % обучения американского сценариста – это практика. Каждый элемент курса – это история, которую ты пишешь от начала до конца, шаг за шагом, все истории проходят разбор в группе и каждый получает замечания от куратора. Я добросовестно с карандашом прочла все основополагающие учебники драматургии – Эгри, Филда, Макки, Труби, Воглера, Сигер, Иглесиаса. «Путь героя» Кэмпбэла и «Путь героини» Мердок были по счастью пройдены ранее. Все это время, под предлогом поиска нужного материала, так совершались увлекательные погружения в различные социальные группы, чтобы наблюдать их жизнь. Прямо вот как разведчик – внедрялась, притворялась своей. В общем, у меня были веселые, насыщенные годы обучения практикой, системной теорией и жизнью. И все это продолжается по сей день.

2) Что написано? Какими проектами гордишься? О каких хочется забыть?
42 книги, разных жанров. Пять сериалов – «Крем» 86 серий, «Попытка Веры» 4 серии, «Северный флот» — 8 серий, «Судьба на выбор» — 12 серий, «Мама будет против» — 4 серии. Всё пишу одна. Горжусь повестью «По живому», сборником новелл «Я не один такой один», романом «Аня», подростковым кибер-панком «Максимус Гром», книжками о приключениях ведьмы Ариадны Парисовны Эйфор-Коровиной. Горжусь своим первым сериалом «Кремом» — 86 серий в одиночку! И хотя его ужасно сняли – он выдержал 6 показов, а в Турции вышла его адаптация – к моей авторской радости – классная! Дорого, красиво. Ещё минисериалом «Попытка Веры» — он получил номинацию ТЭФИ в 2010, как лучший тв-фильм. Там снималась прекрасная актриса Даниэла Стоянович – мы подружились. Из проданного, но пока непоставленного – сериалом про Северный флот. Но там очень сложный проект – неподъемный, практически. Забыть хочется два любовных романа, написанных из любопытства. У меня живот болел от смеха в процессе работы.

3) Что пишешь сейчас?
Дописываю сериал про психосоматику «Поселение», готовы 8 серий из 12 – вертикальная драма о том, что все болезни от нервов, комплексов, подавленных желаний и нереализованных потенций.

4) Что хочешь написать?
До сих пор я как-то не думала всерьез о том, чтобы написать сценарий к полнометражному фильму. Как-то было чувство, что я не смогу, у меня не получится, я не знаю как. Я не готова. У меня нет для этого потенциала. Но потом американская студия купила у меня тритмент, который я разрабатывала как учебный пример в UCLA – вот сейчас я сдам сериал и поеду его писать. Очень боюсь. Но успокаиваю себя, что бояться нечего – первый блин гарантированно будет комом, ничего не получится, так что надо смело ехать, облажаться и научиться на этих ошибках – другого пути научиться делать что-либо все равно нет. Но вообще я очень хочу написать сценарии к полнометражным фильмам разных жанров – комедию, семейный фильм, детский, драму, триллер, ужасы, фантастику. В какой-то момент должно получиться.

5) Где и когда пишешь? Кабинет, кухня, офис? Утро-ночь? Есть ли норма дневной выработки, всегда ли ее соблюдаешь?
У меня есть кабинет. Пишу я почти круглосуточно, но техническую работу – допустим внесение правки или черчение разнообразных арок, конструирование – стараюсь делать утром, а «творческое время» после 20.00. Это время заявок и первых драфтов. Хотя если история меня сильно захватывает – я могу писать в трансе вообще почти без остановки, отваливаясь только спать. К сожалению, текущий проект мне такого горения не дарит, но рассчитываю, что моменты драйва ждут меня .

6) Какую технику (ноутбуки, программы) используешь в работе?
«Сони Вайо», серии Z – любимая машина-зверь много лет. Сама сконструировала себе в «Ворде» шаблон, который позволяет работать так же быстро, как в сценарных программах. Пыталась пользоваться «Софоклом» и «Fade In» — в обоих случаях раздражает невозможность просто без потери форматирования таскать текст из ворда.

7) Бывают ли писательские блоки и как с ними справляешься?
Согласна с Макки, что писательский блок – это от дефицита информации. Если упираюсь в тупик – не знаю, что движет героем, в чем суть конфликта – начинаю собирать информацию. Читать, смотреть, серфить в Интернете. Главное понять, какая внутренняя правда движет героями – и как сталкиваются их системы ценностей. Потом просто понять, какие действия помогут визуализировать это столкновение. Другой вид блока – это когда я не могу написать заявку на заказ. Когда теоретически – я могу выстроить структуру, но не приходит яркий образ, история не оживает. Обычно это означает, что тема данного заказа мне глубоко безразлична. Бывает обидно, если заказ происходил от приятных людей и сулил большие возможности.

8) Как отдыхаешь?
Я стараюсь как можно больше путешествовать. Желательно на машине. На большие расстояния, но по земле. Чтобы видеть, как меняется природа, знакомиться с людьми, говорить с ними, слушать их истории. Но это не отдых. Ещё люблю спорт – но это тоже не отдых. Отдых для меня – это сон. Когда наступает окончательный перегрев нервной системы от перегрузки – ложусь овощем в теплицу. Еду туда, где полный покой, нет людей, но есть спа.

9) Занимаешься ли другой творческой деятельностью, не связанной со сценарной работой? Помогает? Мешает?
Я люблю совершать рейды в другие социальные измерения. В качестве себя, или «под прикрытием». Не знаю, насколько увлечение «двойной жизнью» может считаться творческой деятельностью, но занятие увлекательное и требует выдумки. Я вообще люблю притворяться другими людьми. Попутчикам разнообразным если есть настроение, могу вдохновенно и достоверно врать, что я бухгалтер, няня, учительница, библиотекарь, домохозяйка, корреспондент, официантка, флорист и т.д., и т.п. Не знаю, зачем я это делаю. Может, надо на какой-нибудь актёрский тренинг записаться.

 

Читайте также:

Кто здесь: сценаристы. Нина Беленицкая («Деффчонки», «Ранетки», «Рыжая»). Интервью

Кто здесь: сценаристы. Александр Талал («Дневной дозор», «Черная молния», «Звёздные собаки: Белка и Стрелка», «Ледников»). Интервью

Учебники кинодраматургии — рекомендации Лилии Ким (в комментарии).


Комментарии:

Оставить комментарий

  

  

  


6 − 5 =