Новости сайта

25.07.16. Обновлена ТАБЛИЦА конкурсов ПРОЗЫ.
25.07.16. Обновлена ТАБЛИЦА конкурсов ПЬЕС. Добавлена информация про вернувшуюся в 2016 году Омскую лабораторию современной драматургии. Дедлайн - 31 августа.
09.08.16. Обновлена ТАБЛИЦА конкурсов СЦЕНАРИЕВ. Добавлена информация про питчинг КИНОТЕКСТ: ГЛАВНАЯ РОЛЬ. Дедлайн - 30 августа.

Рубрики

Как написать телесериал / Часть 4: Вертикальный квадрат

Мастер-класс ведет Александр Молчанов

В прошлом выпуске я рассказал вам о работе сценарной группы над телероманом. Думаю, все заметили, что этот жанр дает сценаристу очень мало возможностей для авторского самовыражения и больше сходен с работой на конвейере. Тем не менее, иногда это может быть не недостатком, а достоинством. Ведь, работая над телероманом, сценарист стабильно имеет кусок хлеба в течение нескольких месяцев, а то и лет.

Сегодня же мы поговорим о жанре, в котором сценаристы более свободны, но и менее защищены. Этот жанр – вертикальный сериал (процедурал). В каждом таком сериале есть один или несколько главных героев, у которых одна цель – узнать тайну. В каждой серии раскрывается одна тайна. Если это детективный, криминальный сериал – расследуется одно дело. Но вертикальный сериал может быть и не детективным. Например, «Доктор Хаус», строго говоря, является медицинской драмой. Однако его сюжет построен по принципу детектива – врачи-сыщики ведут поиски преступника, роль которого выполняет болезнь.

Начнем с героя. В сценарных кругах есть такая расхожая формула – «и еще он расследует преступления». Он писатель – и еще он расследует преступления. Он почтальон – и еще он расследует преступления. Он экстрасенс – и еще он расследует преступления. Он маньяк-убийца – и еще он расследует преступления.

Никого не удивляет расследующий преступления полицейский. Но даже на тему обычного полицейского расследования есть множество вариаций. «Кости»: герои – специалисты по идентификации человеческих останков, «Закон и порядок»: герои – полицейские и прокуроры, поддерживающие обвинение в суде, «Прослушка»: герои – полицейские, ведущие наблюдение за преступниками, «Числа»: герои – полицейский и его брат — математический гений, «Место преступления»: герои – эксперты, анализирующие улики. И так далее.

Расследование в таких сериалах обычно ведут несколько героев. И все они обязательно находятся друг с другом в конфликте. Например, самый простой и едва ли не самый распространенный – герой-детектив попадает в подчинение к женщине-начальнице, которая была когда-то его подружкой. Разумеется, они имеют диаметрально противоположные точки зрения по поводу расследования. Они знают слабые стороны и болевые точки друг друга и беззастенчиво этим пользуются. У каждого из них есть свои козыри – у начальницы ее статус, ум и красота, а у детектива – его обаяние и… допустим, умение стрелять без промаха. В каждой серии они проходят путь от полного неприятия методов друг друга до необходимости совместных действий и в итоге – к поимке преступника.

Однако от серии к серии герои и их взаимоотношения практически не развиваются. Если в первом сезоне герой – майор милиции, то и в последнем он – майор милиции. Потому что если он дослужится до генерала, у него резко изменится круг служебных обязанностей. И он уже не сможет, как простой майор, прыгать по крышам и ловить преступников. Так же и во взаимоотношениях. Если герои — мужчина и женщина, между ними всегда есть сексуальное напряжение. И создатели сериала стараются это напряжение все время поддерживать. Чтобы зрители гадали – все-таки любят они друг друга или нет? И ждали – ну когда уже между ними все случится? Сериал «Моя прекрасная няня» было интересно смотреть до тех пор, пока сохранялась интрига – любит ли Шаталин няню. Как только стало ясно, что таки да, любит, стало неинтересно. Но уже к тому времени о любви Шаталина и няни стали говорить только что не из утюга…

С точки зрения творчества наличие нескольких главных героев, находящихся в конфликте между собой, дает возможность придумывать новые сюжетные линии, не связанные с основным действием.

Но есть и несколько более практических соображений.

Где происходит действие сериалов «Кости», «Числа», «Место преступления», «24» и многих других? В Нью-Йорке, Лос-Анжелесе, Чикаго – крупных городах. На улицах, в барах, наркопритонах, судах, адвокатских конторах и так далее. Но если вы попробуете с часами в руках сосчитать, сколько времени в каких объектах проводят герои, вы с удивлением обнаружите, что большую часть времени они проводят… у себя в офисе! В лаборатории, полицейском участке, кабинете врача и так далее.

Чем больше объектов – тем дороже. Но зато чем меньше объектов – тем скучнее. Например, сидят двое полицейских, закинув ноги на стол и обсуждают вчерашний футбольный матч – интересно смотреть такую сцену? Поэтому и приходится создателям сериалов идти на различные ухищрения. Одно из них – создание конфликтных ситуаций внутри команды. Теперь представьте, что те же два полицейских сидят, направив друг на друга пистолеты. Согласитесь, это заметно оживило действие.

Кроме того, если в сериале есть два главных героя, то их можно снимать по очереди, или одновременно двумя съемочными группами.

Словом, наличие нескольких героев дает возможности, но и создает определенные проблемы.

Например, структура некоторых вертикальных сериалов пытается опровергнуть одно из главных положений поэтики Аристотеля. Думаю, все вы уже знаете, что в любом произведении, протяженном во времени, будь то фильм, песня или книга, должно быть три части – начало, середина и конец. Завязка, кульминация и развязка. 1 акт, 2 акт и 3 акт. Так было всегда и продолжалось до тех пор, пока не придумали вертикальные сериалы, в которых насчитываются четыре акта.

Четвертый акт в вертикальных сериалах появился тогда, когда производственные задачи стали брать верх над творческими. Когда необходимость иметь двух главных героев, две одновременно работающие съемочные группы, или разбивать серию на две (вариант сериала выходного дня – 2 серии по 44 минуты), или еще какие-либо чисто практические соображения требуют ввести в одну серию две равноправные сюжетные линии.

Один из первых сериалов такого типа – «Закон и порядок», в каждой серии которого проводятся два расследования – одно полицейское и второе – прокурорское во время судебного слушания. Причем второе не всегда напрямую связано с первым.

В этом случае из первого сюжета выбрасывается развязка, а из второго – завязка. Линии развиваются последовательно, одна за другой:

Линия 1 – завязка,

Линия 1 – кульминация, она же является завязкой линии 2,

Линия 2 – кульминация,

Линия 2 – развязка.

Это самый простой вариант и, когда смотришь такую серию, просто кажется, что закончился один сериал и начался второй. Сюжет, скажем так, немножко громыхает на стыке. Но есть и более сложные варианты построения. Например, когда обе истории развиваются параллельно:

Линия 1 – завязка,

Линия 2 – завязка,

Линия 1 – кульминация и развязка,

Линия 2 – кульминация и развязка.

В этом случае третьим актом является «ужатые» до одного акта кульминация и развязка первой сюжетной линии, а затем идет кульминация и развязка второй линии.

Примерно так же строятся и серии, состоящие из двух частей:

1 серия

Линия 1 – завязка,

Линия 2 – завязка.

2 серия

Линия 1 – кульминация и развязка,

Линия 2 – кульминация и развязка.

В таких сериалах первая серия зачастую страдает излишней «экспозиционностью», она наполнена событиями, которые не движут действие, а лишь характеризуют героев с той или иной стороны.

А вторая серия перегружена событиями, за которыми зритель не успевает следить.

Подобное построение, удобное для производства, создает огромные проблемы для сценаристов. Зритель, посмотрев одну кульминацию и развязку, эмоционально «перегорает», подсознательно чувствуя, что история уже закончена. И не готов смотреть развязку второй истории. Для того, чтобы зритель просто не выключил телевизор после первой развязки, ее искусственно ослабляют, снижают градус эмоций. Создатели всегда вынуждены выбирать – или на третий или на четвертый акт всегда придется ослабление зрительского внимания.

Такие сериалы немного напоминают современные истребители-невидимки, форма которых настолько неаэродинамична, что они могут летать лишь при одновременной работе нескольких двигателей, которыми управляет мощный компьютер.

Законы драматургии – штука упрямая. Аристотель плохого не посоветует.

Теперь перейдем собственно к расследованию. Оно всегда развивается по одной и той же схеме.

Совершено преступление. Есть пострадавший, свидетель и друг пострадавшего. Забегая вперед, скажу, что преступник – один из них. Почти всегда. Исключения крайне редки. Более того, когда в результате расследования выясняется, что убийца – какой-то совершенно посторонний маньяк, который случайно в ту ночь шел мимо и увидел открытую дверь – зритель будет разочарован. Он должен знать, что преступник все это время был рядом.

От свидетеля детектив узнает какую-то информацию. Появляется первая версия событий во время совершения преступления. Эта информация помогает детективу добраться до второго свидетеля или улики, которые полностью опровергают первую версию событий и дают новое направление и возможность сформулировать вторую версию. Это первый сюжетный поворот.

Детектив движется в полученном новом направлении и находит второго свидетеля или улику, которые вновь разрушают его версию и дают новое направление. Это второй сюжетный поворот.

С этого момента в некоторых детективах главный герой уже знает, кто преступник. А зрители – еще нет.

После этого детектив предпринимает какое-то действие, которое полностью разоблачает настоящего преступника — развязка. И преступником оказывается (см. выше) – друг пострадавшего, первый свидетель или сам пострадавший.

Всего за время следствия детектив рассматривает три версии – две оказываются ложными и одна верной.

На первый взгляд все очень просто. Даже хочется как-нибудь – ну, усложнить, что ли.

А почему бы не добавить еще пару ложных версий? Пусть их будет не две, а четыре. Пусть сыщик помучается, а зрители – получат в два раза больше удовольствия, наблюдая за расследованием.

Не тут-то было! Зрители почему-то начинают выключать телевизор со словами «нудота какая-то». Дело в том, что трехактная структура тем и хороша, что сюжетные повороты, увеличивающие зрительский интерес, стоят как раз в тех местах, где этот зрительский интерес падает. И если попробовать их сместить в другое место в сценарии, они не достигнут цели.

Пожалуй, стоит еще добавить, что сценарист, который работает на таком сериале, как правило, пишет весь сценарий – заявку, синопсис, поэпизодник, диалоги. То есть, он имеет немножко больше свободы для творчества, чем при работе в сценарной бригаде телеромана. Но с другой стороны, если он не придумал хорошую идею серии – у него нет и серии. Поэтому в социальном плане он менее защищен.

Это все, что я хотел рассказать о вертикальном сериале.

В следующий четверг мы поговорим о ситкоме. Я расскажу вам, кто такой усмешнитель, а также почему ситком почти всегда становится братской могилой сценаристов.

Задание на этот раз такое: работая над вашей заявкой, вы уже придумали место действия вашего сериала, а также героев, которые каждый вечер встречаются в этом месте действия. А теперь давайте проверим ваших героев на жизнеспособность.

Какие конфликты могут быть между вашими героями? У каждого героя должна быть возможность вступить в конфликт с любым другим героем. У ваших героев есть такая возможность? Если нет – придумайте ее.

Пожалуйста в комментах напоминайте о вашем месте действия и очень кратко – о героях. Например:

«Место действия – клиника.

Доктор Х. Врач-мизантроп:

Ненавидит свою начальницу Лизу за то, что она заставляет его работать.

Санитара Васю гнобит за то, что он ворует спирт.

Медсестру Элен он отталкивает от себя, зная, что она влюблена в него, а он не хочет испортить ей жизнь».

Если героев много, можно постить каждого отдельным комментом.

Принцип понятен?

Удачи!

 

Автор: Александр Молчанов


Комментарии:

Оставить комментарий

  

  

  


4 + = 7