Новости сайта

25.07.16. Обновлена ТАБЛИЦА конкурсов ПРОЗЫ.
25.07.16. Обновлена ТАБЛИЦА конкурсов ПЬЕС. Добавлена информация про вернувшуюся в 2016 году Омскую лабораторию современной драматургии. Дедлайн - 31 августа.
09.08.16. Обновлена ТАБЛИЦА конкурсов СЦЕНАРИЕВ. Добавлена информация про питчинг КИНОТЕКСТ: ГЛАВНАЯ РОЛЬ. Дедлайн - 30 августа.

Рубрики

Кухня драматурга. Олжас Жанайдаров. Интервью. Пиши каждую пьесу, как последнюю в жизни

«Кухня драматурга» - это новый проект сайта Dramafond.ru  Наши гости-драматурги делятся своим опытом, раскрывают секреты мастерства, дают советы начинающим драматургам, рассказывают о своём пути в профессии.

Сегодня в рубрике  «Кухня драматурга»  мы беседуем с Олжасом Жанайдаровым.

Олжас Жанайдаров — драматург, сценарист, прозаик.

Дебютная пьеса «Двое в кафе» вошла в лонг-лист Международного конкурса драматургии «Премьера.txt-2009″.
Пьеса «Беруши» — лонг-лист Независимой литературной премии «Дебют-2013», гран-при Международного конкурса  «Свободный театр-2011», первая премия «Евразии-2011» и шорт-лист конкурса конкурсов «Новая пьеса» в рамках фестиваля «Золотая Маска-2012». Поставлена в МДТ, Новосибирском государственном театре «Старый дом», в Северо-Казахстанском областном музыкально-драматическом театре им. С.Муканова в Петропавловске.
Пьеса «Душа подушки» заняла первое место на конкурсе «Маленькая Премьера-2012» в номинации «Пьеса для детей» (спецприз Детского музыкально-драматического театра «А-Я»), поставлена в московском театре «Театральный особнякъ».
Пьеса «Джут» — первое место конкурса «Действующие лица-2013», третье место конкурса  «Свободный театр-2014», шорт-лист конкурса конкурсов «Новая пьеса-2014».
Пьеса «Магазин» вошла в шорт-лист фестиваля молодой драматургии «Любимовка-2014».

Живет в Москве, работает журналистом в окружной газете.

Жанайдаров

О СЕБЕ

Без какого события, без кого или чего вы никогда бы не стали драматургом?

Непросто выявлять знаковые события, тем более что история не знает сослагательного наклонения. Творческая деятельность влекла с самого детства; я неплохо рисовал (родители даже отчаянно хотели отдать меня в художественную школу, но я столь же отчаянно сопротивлялся, ибо не хотел превращать развлечение в рутину), пытался музицировать на гитаре и пианино. Но победило литераторство – наедине с белым документом, который в итоге становится связным текстом, я чувствую себя в своей стихии. Свою роль сыграли и здоровые, юношеские амбиции – кто ж не хочет в 16 лет денег, славы и любви самой красивой девочки в школе? Правда, вся суть настоящего призвания в том, что ты будешь заниматься этим даже без гонораров, восторженных отзывов критиков и внимания поклонниц.

Какие пьесы считаете своими удачами, какие – нет?

Я написал шесть пьес, и ни за одну из них мне не стыдно. Возможно, одни кажутся лучше, другие хуже, но выделять какие-либо не хочу – дороги все. Мне нравится мысль об идеальном тексте, который стремится сотворить каждый писатель/драматург. То есть каждое произведение, по сути, – это всего лишь очередная попытка приблизиться к совершенству, безвыигрышная игра с вечностью. Пусть судят другие, а сам ты «пораженье от победы не должен отличать»; твой лучший текст – это еще не написанный текст, он еще впереди.

Есть ли в вашей жизни Мастер, Учитель, Гуру? Как он повлиял на вас?

Все люди, которые встречаются на моем пути, так или иначе влияют – пусть даже сами порой об этом не подозревают. С точки зрения профессионального мастерства я очень благодарен Александру Молчанову, в сценарной мастерской которого я обучался. Это было интересный и важный опыт. Наверно, я бы в любом случае писал пьесы – но делал бы это хуже, либо улучшил свое мастерство намного позже.
Вообще, взаимодействие с творческими единомышленниками, мастерами полезно. Общение на разные темы, обсуждение своих и чужих текстов, совместные проекты – всё это есть питательная среда. Но не на беспрерывной, инерционной, окончательной основе, иначе можно застынуть, стать заложником того или иного течения, школы, идеологии. Мне кажется, важно найти свою индивидуальность, пройти хотя бы на несколько шагов дальше. Ахматову, Блока и Маяковского мы помним, прежде всего, не как представителей школы акмеизма, символизма, футуризма, а как не похожих ни на кого поэтов, со своим особым стилем, языком.

Какие книги по мастерству драматурга для вас являются настольными?

Настольных книг подобного плана у меня лично нет, но прочитать некий минимум обязан каждый драматург. Это и «Кино между адом и раем» Александра Митты, и «Искусство драматургии» Лайоша Эгри, и «История на миллион долларов» Роберта Макки. Всегда с большим интересом читаю в сети профессиональные советы от наших признанных драматургов – например, Николая Коляды. Еще очень рекомендую учебник Александра Молчанова «Букварь сценариста: как написать интересное кино». В целом, большинство книг по драматургическому мастерству рассказывает об одном и том же, только разным языком и на разном уровне увлекательности.

О чем мечтаете (в драматургии и не только)?

По сути, мне многого не надо: хочу всегда заниматься любимым делом и чтобы у моих близких всё было хорошо. А вообще, у Александра Блока есть замечательный афоризм: «Всё, что человек хочет, непременно сбудется, а если не сбудется, то и желания не было, а если сбудется не то – разочарование только кажущееся. Сбылось именно то!» Мне это мудрое и точное высказывание очень нравится.

Над чем работаете сейчас?

Вместе с режиссером Тимофеем Жалниным пишу киносценарий, в основу которого положена реальная история казахских девушек, попавших в фактическое рабство в одном из московских магазинов. Этой истории посвящена и недавно написанная мной пьеса «Магазин». Собственно, сама пьеса родилась по ходу работы над сценарием – в какой-то момент у меня скопилось столько материала на эту тему, что захотелось выдать отдельный, драматургический текст. При этом сам сценарий фильма, его сюжет, заметно отличается от пьесы. Посмотрим, что из всего этого выйдет.
А в будущем надеюсь написать пьесу для подростков (будучи весной участником лаборатории в Рязани «Молодые драматурги – юным зрителям», дал соответствующее обещание местному театру) и семейную драму.

ОБСТАНОВКА

Как выглядит ваше рабочее место, необходимо ли оно вам или можете писать в любом месте? Вообще, насколько важна обстановка? В каких условиях не сможете работать?

В любом месте работать не могу – необходима относительная тишина и уединение; тут у меня всё достаточно традиционно. Хотя следует различать работу над черновиком и чистовиком – в первом случае могу записывать свои мысли и на ходу: в метро, в офисе, в парке на скамейке. Здесь не приходится серьезно концентрировать свою энергию. Но непосредственное прописывание сцен все-таки происходит в домашней обстановке, когда никто и ничего не отвлекает. В этом смысле, как ни странно, лучшее время для творчества – это новогодние каникулы или майские праздники. Весь окружающий мир отправляется отдыхать, а ты, как в том анекдоте, «на чердак – и работать, работать, работать».

Есть ли ежедневная норма написанного или четкое расписание «от звонка до звонка»?

Пользуюсь универсальным правилом «Ни дня без строчки» – пусть даже эта строчка будет состоять всего лишь из двух слов. Это может быть просто удачная идея или фраза для диалога – уже это может «сделать мой день». В том, чтобы садиться и выжимать любой ценой из себя 5 или 15 страниц в день, смысла не вижу, личной нормы нет. Хотя я читал, что Стивен Кинг пишет каждый день, независимо от желания, даже в выходные и праздники, – неудивительно, что он такой плодовитый писатель. Что касается временного интервала, то работать предпочитаю в первой половине дня – в этом смысле я типичный «жаворонок».

Над сколькими проектами можете работать одновременно? Как распределяете свое время?

Над одним. Восхищаюсь теми людьми, которые могут делать одновременно несколько проектов, над многостаночниками. У меня это непременно сказывается на качестве работы, что, учитывая личный перфекционизм, вызывает устойчивое раздражение, несовместимое с творчеством.

ПРОЦЕСС

Как долго длится обычно сбор материала для новой пьесы и в чем он заключается?

Около полугода. Вообще, для себя определил график – выдавать, как правило, одну полноценную пьесу в год. Наверное, способен писать и чаще – но опять же это может сказаться на качестве. Джон Фаулз написал за свою жизнь всего шесть романов (зато каких!), а Бальзак – около ста, тоже весьма неплохих. Но мне, видимо, ближе первый вариант.
Материал собираю по старинке – слушаю людей, читаю различные источники, относящиеся к теме, «впитываю мир».

Прорабатываете ли вы предварительно структуру пьесы или сразу же начинаете писать? Если прорабатываете, то как это выглядит – схема на листе бумаги, план в голове, карточки на стене? На каком этапе окончательно выстраивается драматургия?

Обязательно прорабатываю. Драматургия – это конструирование. Сначала ты ищешь подходящие кубики, потом садишься и начинаешь их складывать в задуманную тобой фигуру. При этом результат не всегда совпадает с ожиданием. Твои ожидания абстрактны, идеальны и призрачны, а результат конкретен и осязаем.
Пользуюсь схемой – в черновике прописываю примерный сюжет, поворотные события, набрасываю план сцен. Есть аналогия: знаете, в поездах висит табличка с маршрутом, остановками, временем пребывания – вот, по сути, это и есть схема пьесы. Ты представляешь себе пункт отправления и пункт назначения, даже остановки намечены. Но вот что произойдет в пути – неизвестно. Поезд может задержаться, пропустить остановку или даже попасть в аварию. Это и есть творчество, которое не всегда подчиняется планированию.

Что делаете, если пьеса буксует на месте и ничего не пишется? Прошла ли мимо вас главная болезнь творческих людей – прокрастинация?

На самодисциплину не жалуюсь, у меня синдром «отличника» – почти всегда довожу дело до конца и в срок. Не вижу ничего плохого в маленьких удовольствиях во время работы: могу и черешню слопать, и интересный ролик посмотреть. Другое дело – если существует «дедлайн»; но здесь требуется лишь грамотно управляться своим временем. У меня это происходит интуитивно – а кому-то стоит почитать книги по тайм-менеджменту.
Для настроя на работу смотрю в окно, как бы странно это ни звучало. Могу залипнуть минут на десять, просто смотреть, находиться в своих мыслях – пейзаж за окном при этом не важен, там вообще может ничего не происходить. То есть это такое вдохновляющее, буддистское созерцание получается, подключение к творческим энергопотокам, если хотите, уж не знаю. Обожаю окна. :)

«Writing is rewriting» — согласны с этим? Сколько редактур обычно делается перед окончательным вариантом?

Стараюсь «отбеливать» текст еще во время написания, поэтому серьезное редактирование практически не требуется. Обычно еще раз заметно прорабатываю текст лишь при подготовке журнальной публикации.

Жанайдаров2

РЕЗУЛЬТАТ

Пьеса написана. Что делаете дальше?

Два-три дня после написания пьесы – это, пожалуй, самое счастливое время. Ты сделал то, что хотел, но этого еще никто не знает; здесь присутствует какое-то особое удовольствие творца – ты чувствуешь и облегчение, и радость от проделанной работы. Это заметил не я, но это действительно так: как только ты отдаешь свой текст кому-либо на прочтение, он уже тебе не принадлежит. Ты отпускаешь пьесу, как ребенка, в самостоятельную жизнь, и определенная грусть присутствует.

Кто первым читает вашу новую пьесу? Есть ли сложившийся круг бета-ридеров? Советуетесь ли с кем-нибудь в процессе написания?

Есть пара-тройка человек, причем не из профессионального мира – они и читают мои пьесы первыми. Я не жду от них детального разбора – поначалу мне интересны больше ощущения, на уровне «сильно — слабо», «понравилось — не понравилось».
В процессе написания могу делиться с окружающими некоторыми сюжетными моментами, замыслом пьесы. Но это скорей делается для психологического равновесия, порой важно протранслировать, что ты что-то делаешь; к советам в этот период прислушиваюсь, но не очень-то следую. Близких я избавил от того, чтобы будить их ночью и заставлять читать очередную «гениальную» сцену.

Как относитесь к критике? Помогает она или мешает? В случае негативных оценок отмахиваетесь, прислушиваетесь или впадаете в депрессию?

К конструктивной критике отношусь положительно, она, несомненно, помогает. В начале профессионального пути достаточно близко к сердцу принимал негативные отзывы, но потом выработался определенный иммунитет.

Новый драматургический язык уже найден? В какую сторону движется его поиск, кого считаете идущим в авангарде?

Язык постоянно меняется – он никогда не будет устоявшимся. Вообще, по внешним признакам кажется, что драматургический язык с течением времени становится всё проще, грубее, «площадней»; но не стоит понимать это критично и путать простоту с примитивностью. Сравните поэзию Пушкина и его предшественника-учителя Державина – насколько первый в своих стихах обаятелен, точен, прост, актуален по сей день, настолько второй невозможно скучен, тяжел, архаичен. Между тем, Пушкина современная ему литературная элита ругала за вульгарность языка, опошление и упрощение формы, низковкусие. Понимаете? Гениальность Александра Сергеевича заключается в удивительном и гармоничном соединении легкости и глубины. Думаю, что признаком всякого нового языка будет ясное ощущение его свежести. Как от долгожданного ветерка в летний, душный зной. Это невозможно не почувствовать.

СОВЕТЫ НАЧИНАЮЩИМ

С чего начать, где и как учиться драматургии? Как совершенствоваться?

Я бы советовал читать больше пьес – причем, неважно, плохих, хороших. Просто во время прочтения мозг сам считывает всю необходимую информацию о структуре, инструментах, возможностях языка; такая автоматическая «прокачка» происходит. Еще стоит попытаться найти единомышленников, повращаться в среде творческих людей, если надо, организовать собственный драматургический кружок. Будучи студентом, я зависал на одном литературном форуме, где мы все делились друг с другом своими произведениями, разбирали тексты, оценивали, советовали интересные и полезные книги.

Как заявить о себе, куда податься молодому драматургу?

Отправить пьесу на конкурс, благо их сейчас много (и не отчаиваться, если сходу ничего не выиграл). Вообще, заявить о себе талантливому драматургу сегодня гораздо легче, чем талантливому художнику или композитору. Пьесы читают актеры, режиссеры, критики, множество заинтересованных сторон. Проводятся читки, организуются премии, устраиваются лаборатории разного уровня и масштаба. Если вы талантливы – вас не могут не заметить. Не сейчас, так потом. Это правда.

Реально ли зарабатывать на жизнь только написанием пьес? Как выкручиваться – идти на ТВ, искать подработку?

Реально, но не обязательно. Это не должно быть самоцелью. Для заработка можно выбрать смежную профессию – журналистику или работу в книжной отрасли. А вообще, нужно научиться чувствовать свободу от денег. Чтобы выбора «драматургия или жизнь» для вас никогда не существовало.

ЗАПОВЕДИ ДРАМАТУРГА

Попробуйте сформулировать несколько заповедей драматурга.

Пиши каждую пьесу, как последнюю в жизни.
Не предавай своего героя.
Не отчаивайся перед белым листом.
Уважай читателя.
Верь в лучшее.


Комментарии:

Оставить комментарий

  

  

  


6 + 3 =