Новости сайта

25.07.16. Обновлена ТАБЛИЦА конкурсов ПРОЗЫ.
25.07.16. Обновлена ТАБЛИЦА конкурсов ПЬЕС. Добавлена информация про вернувшуюся в 2016 году Омскую лабораторию современной драматургии. Дедлайн - 31 августа.
09.08.16. Обновлена ТАБЛИЦА конкурсов СЦЕНАРИЕВ. Добавлена информация про питчинг КИНОТЕКСТ: ГЛАВНАЯ РОЛЬ. Дедлайн - 30 августа.

Рубрики

Сценарист и деньги. Коллективный ответ Сценарного Цеха на частый вопрос начинающих сценаристов: «Когда я начну зарабатывать деньги?»

В Фейсбуке есть закрытая группа профессиональных сценаристов «Сценарный цех«. Из нее нельзя выносить информацию, но данное обсуждение было опубликовано и в открытых источниках (на странице Александра Молчанова и на странице инициатора дискуссии Лили Ким), поэтому публикуем его здесь с чистой совестью.

От Лили Ким: Коллективный ответ СЦ на частый вопрос начинающих сценаристов: «Когда я начну зарабатывать деньги, будет ли это стабильно и можно ли на эти средства кормить семью?».

Лиля Ким:
Коллеги, требуется наш коллективный опыт для информирования начинающих сценаристов. Вопрос № 1 в рейтинге ЧЯВО: «Когда я начну зарабатывать деньги, будет ли это стабильно и можно ли на эти средства кормить семью?». Что им
сказать? Это, блин, важный очень вопрос. На него нельзя ответить просто в духе «я так думаю». По-моему субъективному опыту — ответ для них будет крайне неутешительный. Потому что:

Левел 0: учиться, учиться, учиться — используя время учебы, чтобы написать себе как можно больше всего готового, что потом можно будет показывать на студии. Ломиться во все проекты без исключения, можно стажером, можно без оплаты, чтобы получить практику. Потому как практика это всё. Сколько лет может это продлиться — никто не знает. Оплата — хорошо есть вообще хоть какая-то, а так в основном надо платить самому — за учебу, учебники, мастер-классы и т.д.

Левел 1: есть какое-то образование, есть законченные «образцы творчества» — но нет фильмографии. Сверхзадача — обрести фильмографию, не ложась в братскую могилу — не садясь диалогистом по 300-500 долларов на мыло, в группы по 20-100 авторов при РВС, Амедии и т.д. Потому как в этом можно застыть навсегда. Если посчастливится продать свой сценарий — то цена не имеет значения, главное, чтобы поставили. Сколько лет это продлится — опять же никто не знает.

Левел 2: фильмография есть — хотя бы из одного наименования. И это одно — вещь нестыдная, заметная, а главное — личного изготовления. Это уже показатель возможностей. Плюс портфель заявок наработанных. Вот с этого момента начинаются деньги, вот тут речь уже может идти о минимальных расценках. Которые на этом уровне все равно будут не наши утвержденные 5 за серию, 30 за п/м. Просить то можно, но кто даст? Будет 2,5 — 3, и 20 за п/м потолок. И так, пока фильмография не достигнет трех наименований. Сколько лет это займет — опять же фиг знает. Если ничем больше не заниматься, все силы на это положить, как и в двух первых случаях — то возможно чуть меньше 7 лет, которые это заняло у меня.
Деньги я все это время зарабатывала в качестве литнегра-редактора, выдумывая несуществующих авторов и делая их «серийными». Это имело успех, на это можно было жить. Но каторжный труд!

Левел 3: фильмография из трех наименований. Личного изготовления, или в соавторстве небольшой группы лиц. Вот тут уже пошли деньги. 5 — 7,5 в среднем за серию на тв, 50 за п/м мейнстримный, 25 за артхаус. Срок — мой лично до этого момента был 8,5 лет. От начала. Вот тут тебя уже сами находят агенты — и начинают представлять, знакомить, продвигать — т.е. делать свою работу. Но до этого момента — сам, все сам. Без гарантий и страховки.

Левел 4: фильмография от пяти наименований, есть успехи — номинации, награды, заметные рейтинговые проекты. Вилка на т/в 7,5-15, п/м — по договоренности, тут же начинаются личные поощрения — предложения роялти, бонусов. В качестве заманухи.

Левел 5: фильмография больше 10, есть успехи, есть железки. Всё — борьба окончена. Ты священная корова сценарного ремесла. У тебя оплата на которую можно хорошо жить, содержа семью — роялти, бонусы, респект и уважуха. Срок… Вся жизнь. И можно ведь не достигнуть. Даже если все это время работать как каторжный, учиться не переставая, смотреть, читать с интенсивностью студента в период сессии. Семья тоже должна подобраться сильно понимающая… Потому как ну не самый удобный партнёр по жизни сценарист/писатель букв руками.
Короче — что вы думаете по этому поводу. Поделитесь своим опытом и мыслями.

 

Лиля Ким: причем по-моему же личному мнению — момент «джек-пота», когда человек делает первый удачный дебют, фестивалит с ним и звездит потом, не отменяет все равно необходимости всего этого пути. наоборот — скорее мешает, т.к. каждая необходимая ступенька — расценивается как откат.

Жанар Кусаинова: Юрий Николаевич Клепиков, великий и гениальный русский сценарист, нас студентов учил, что сценаристам платят за унижение. А еще, главное в профессии уметь держать удар.
Жанар Кусаинова: а с другой стороны, тот же Клепиков рассказывал нам о гениальном сценаристе Ржевшевском, у которого все сценарии — высококлассные шедевры, и ни одного снятого нет. -Профессия у нас такая, многое зависит от того, как карты лягут.- это клепиковские слова. Помнит мое сердце.

Лена Левина: Сроки и вход в профессию, при прочих равных, вопрос везения и связей.

Жанар Кусаинова: ну да. С другой стороны, зачем человек приходит в профессию? какие мотивы? честно скажу, у меня есть пара-тройка коротышей, которые я могу предъявить и сказать, вот за этим я и пришла. Славы и денег нету, но душа моя спокойна.

Shaura Shakurova: Мастер наш Бородянский нам говорил: если не можете не писать — не пишите.

Эдуард Резник: Лиля, прочитал всё это с ужасом… 15-16 лет назад, когда я начинал свою, громко говоря, профессиональную жизнь — оказывается, это было время возможностей! Взлёты были стремительными у многих! Люди взлетали за 2-3-4 года. Независимые продюсеры бегали, высунув язык, за яркими сценариями и производили фильмы на свой страх и риск. Потому что знали, что каналы будут драться за хороший фильм. Потому что не было тогда «каналов для мужчин», «каналов для женщин». Были все они для всех, поэтому была ожесточённая конкуренция и стремление всеми силами к хорошему продукту. А сегодня, когда они стали сортиром М/Ж, кого ж удивит, что в сортире говно?

Лиля Ким: Да не удары это все. Я пишу буквы руками. Сидя дома. Или в любой точке света. На 10 «нет» в среднем приходится одно «да». И все равно это работа мечты — абсолютная свобода, ничего не требует, кроме рук и головы. ну не понравились мои буквы — и что? что с этого? «знаете, что они о вас говорят когда вас нет? — «я вас умоляю! когда меня нет — они могут меня даже бить!»

Жанар Кусаинова: Лиля, все люди разные, кто-то более уверен в себе, а кто-то нет. А потом — нет- бывает разное, когда это вежливо и ясно, это одно, а когда наорали, оскорбили, растоптали, а ты воскресай, трудно. И потом…кто-то быстро восстаналивается, а кто-то нет. Чего Шпаликов-то так рано помер? От счастливой, прекрасной жиизни?

Юлия Лукшина: Я говорю всегда тупо одно и тоже: приготовьтесь к унижениям, имейте другой источник дохода пока будете разбираться что да как (период входа и далее), можете этого не делать — не надо. А почему, объяснить невозможно, слишком много ньюнсов, которые надо пережить. Это МОЖЕТ БЫТЬ работой мечты, но для нее надо быть всяко заточенным. А мифов и иллюзий очень много. Так что «не послужишь, не узнаешь». Поэтому ответы-ответами, а каждый все равно проходит свой путь, нет?

Жанар Кусаинова: А молодым сценаристам, лично я бы сказала, только по чесноку, как Клепиков мне сказал, когда я приехала даже не из Алма-Аты, я области, из поселков. Я ведь ради того, чтобы учиться, вольным слушателем к нему ходить, едва ли не на улице жила, работала везде где придется. Клепиков мне сказал- Никто тебя не ждет в кинематографе, ты никому не нужна. Но если ты настолько хочешь рассказывать истории, хочешь научиться это делать, то оставайся. Копи силы, рассчитывай только на себя. Теперь я пишу пьесы для детей, только в последние годы у меня получается что-то, какие-то крошечные постановки. Но Клепиков продолжает- Я же говорил, что тебя никто не ждет, сама бейся.

Shaura Shakurova: И Арабов и Бородянский говорили нам, что с их курса только один стал сценаристом. именно сценаристом, хотя были те, кто остался в кино, но в другой профессии.

Жанар Кусаинова: Главное ничего не украшать. Никаких соплей в сахаре, слез в мармеладе. По честному. Вас никто не ждет, но если вам нужно прийти, вы придете. Мои сказки тоже не особо кому нужны, но я стучусь в каждую дверь и где-то открывают.

Павел Ведерников: Лиля, важно, чтобы молодые авторы прошли бы, помимо этих шагов, еще и психологический этап сколь-нибудь честного отношения к себе и к своей работе. Иногда проходит 3, 9 (!), 15 (!!) лет — а человек все находится на вашем 0-ом или 1-ом «левеле», бьется, пишет, получает отказы, ненавидит всех редакторов, продюсеров и более удачливых/изворотливых, на его взгляд, коллег-сценаристов. А в основе своей такая простая штука, что сценарная работа — это просто не его. Тот, кто эти сомнения с помощью воли, умений и таланта перешагнет — сможет легко перейти на следующую «ступень». Надо понять, что работа сценаристом — в первую очередь работа. А самолюбование — ну только если во вторую )

Нелли Высоцкая: сценаристам говорить, что в эту профессию нельзя идти? это смешно. мое первое образование — переводчик художественной литературы. 1 сентября 1995 года наш мастер, замечательный переводчик, Владимир АЛександрович Харитонов, сказал нам, что эта профессия увлекательная и интересная, но это не та профессия, которая нас прокормит. Мне очень нравилась эта профессия, но я всегда занималась чем-то еще дополнительно, с 17и лет. и в 2001 году, не получив ни копейки за годовой перевод толстенного романа, который так и не издали, я плюнула, и пошла уже совсем в другую сторону, куда уже одной ногойне раз заступала. Ребят, по сравнению с ТОЙ профессией — профессия сценариста супер-прибыльная. А умение прокормить семью зависит еще и от тех вещей, которых ни в одном вузе не научат. Не надо отпугивать людей, им все равно свои шишки набивать придется, а гарантий успеха никто нигде не дает.

Алексей Алешковский: просто надо объяснять, что сценаристы с точки зрения заработка и статуса ничем не отличаются от менеджеров или охранников — одни продают велосипеды, а другие руководят нефтяными компаниями; одни охраняют общественный туалет, а другие — яхту Абрамовича

Marika Ermolenko Devich: Лиля, про все этапы -+1. подписываюсь под каждым словом. и становлюсь вашей поклонницей вобче. я с кином три года живу — от редакторско-негритянского этапа оторвалась. но это был, я считаю, очень важный и необходимый этап. помогала матерная пословица( Ne ssy, Kapustyn, poebut, otpustyat» — сорри за мой французский) в переводе означающая — ничего не бойся)))

нарасимхан нарши: Если вспомнить, что ставка молодого врача 15-20 тысяч рублей в месяц, (не говорю о кандидатах наук и прочих филологах), то напугать их тем, что какое-то время они будут зарабатывать ВСЕГО полторы-две тысячи долларов в месяц два раза в неделю приходя но совещалки в теплый офис не выйдет))). Я бы добавила еще, что если параллельный заработок связан с редактурой, драматургией, кино, то это сокращает или даже исключает нулевой и первый уровень вхождения в профессию. На моих глазах люди, которым я объясняла в каком месте должен стоять клифхенгер и учила нумеровать сцены, через полгода начинали писать модные ПМ в соавторстве для ведущих студий страны. А всё потому, что была у них репутация талантливых драматургов, которых кто-то где-то перевел и кто-то как-то поставил. Устойчивые редакторские навыки, владение стилистикой тоже востребованы, хороший язык говорит сам за себя. Еще. На моих глазах ассистент режиссера стал писать сценарии и делал это так МОНТАЖНО и вкусно, что если сейчас он не бухает с артистами, то, наверное, пишет два ПМ сразу))) Таким образом, желательно чтобы параллельный заработок был связан с кино, литературой и был именно параллельным, а не перпендикулярным.
Я бы еще расшифровала понятие удачи для сценариста, она состоит из разумной коммуникабельности (с людями работаем, не токмо с буквами слов), надёжности, (написанные когда-то честно две серии по 700 долларов работают на сценариста больше и дольше, чем проваленный проект за 2 лимона), и из СВЕЖЕСТИ взгляда. Брызги фреша бьют из текста , это запоминается. Способность сохранить эту свежесть на 3-4 уровнях, то есть на 140-м проекте, когда уже все рожи знакомы и все ходы записаны — это ваша личная тайна. Талант быть может. Способность сохранить искренний интерес к жизни и своему делу. Блядь…. Пойду погуляю, прежде чем засесть за ППЗД 11 серии))

павел гельман: Мне кажется, спрогнозировать как будет развиваться чья-либо сценарная карьера очень сложно. Тут многое зависит от случайностей, от удачи. Но можно дать несколько советов тем, кто только начинает работать. 1. Когда Вуди Аллена спросили в чем главный секрет успеха, он ответил — SHOW UP. В переводе — появляйтесь. То есть — тусуйтесь, заводите знакомства со сценаристами, режиссерами, продюсерами, редакторами, ходите на семинары, на премьеры и т.п. — чтобы вас знали и вы знали людей. Так приходит работа.
павел гельман: 2. Когда у вас нет заказов, не сидите сложа руки , а пишите заявки (если это ТВ). Хорошие заявки — это валюта сценариста. 3. В работе не ориентируйтесь на низкий уровень сценариев, который порой превалирует на нашем ТВ. Самая ужасная установка — «Почему им можно так плохо писать, а мне нельзя». Это конец.

Марина Мусина: Show Up — это советует и мой любимый Блейк Снайдер в своей книге «Спасти кошку». Премьеры… ну не знаю. Я на многих премьерах побывала — нахожу это пустой тратой времени) Их всех — лишь на 2-3 получилось весело провести время. Конкретных полезных связей для работы на премьерах- ни одной. Знакомства, которые появляются во время работы — да.

павел гельман: Я бы еще посоветовал особенно на первом этапе — не быть одному. Найти себе соавтора и писать вместе. Или хотя бы кого-то, кому можно давать читать написанное и обсуждать. Вместе и придумывается легче и неудачи легче переносить, когда ты не один.
павел гельман: И этих заявок написать много. За пару месяцев можно написать 5-6 заявок. Если вы продвигаете много проектов одновременно, то увеличиваются шансы.

Марина Мусина: Справедливости ради, те, кто начинают в профессии ( а это часто лдюди взрослые, обремененные ответственностью за других) хотят не миллионов, а просто агрантий, что нищенствовать не будут. Гарантий хоть какой-то работы по этой специальности.

Елена Рыбакова: Лиля, из ваших уст фильмография хотя бы из одного наименования на левеле 2 звучит почти как тот анекдот — изменяла всего два раза, один раз с футбольной командой. Если что — это пост восхищения!

Сигита Моставичюте: Из мастерской в 30 человек в профессии только 4, кажется.
Сигита Моставичюте: В тусовках не наработаешь опыта. Все девочки-тусовщицы потом секретаршами в отборочных отделениях фестивалей и младшими (самыми младшими) редакторами сидят по компаниям.

Лиля Ким: Еще раз повторю — согласна — деньги побочный продукт в любой профессии. Без драйва — ничего не будет. У меня из группы экономического профиля — тоже работают нормально 5-6 человек, профессионалами высоко оплачиваемыми — одна всего. Так что кривая распределения сценарного труда в принципе от любого другого не сильно отличается

Жанар Кусаинова: Лиля, я отвечаю за свои слова, все что я написала в этой теме, я готова произнести вслух и глядя в глаза этим ребятам. 1) все зависит от вас самих 2) не бойтесь быть самими собой 3) будьте сценаристами, если не можете не быть сценаристами. и далее по тексту. -работать, не кидать, не спускать сроки, не отчаиваться. и так далее. кодекс начинающей балерины.

Марина Мусина: Это все лирика, не имеющая отношения к реальной жизни — «будь писателем. если не можешь не быть писателем», «писатель не может не писать». Писать может кто угодно что угодно и издавать это на свои деньги, если не может иначе, и таких примеров достаточно много. Профессионально этим заниматься с целью зарабатывать на жизнь значит играть по чужим правилам либо устанавливать свои, что автоматически предполагает жертвы и потери.

Алексеей Френкель: Лиль, а вот у меня есть такая история — не про сценаристов, но похоже. Была у меня лет 15 -20 назад театральная студия в Израиле. Русскоязычная. Были очень талантливые дети. в какой-то момент подошли ко мне мальчик и девочка, говорят: хотим стать актерами, не видим себя вне сцены и т.д. Благославляете? Благославил — ибо дети были действительно талантливы.Начал готовить. Поступать решили в Москву. Через несколько дней появился у меня папа мальчика и мама девочки. С папой все как то более менее обошлось, а мама сказала мне: это наша единственная дочь, мы ради ее будущего из России уехали. и тут вы…так вас и так …со своей любовью к театру. я лягу трупом у ней на дороге и т.д. Они поехали все таки, поступили, закончили. Мальчик -Щуку, девочка -Щепку. У девочки карьера не очень ладится, но она работает в небольшом театре -и счастлива. А мальчик -стал крупным бизнесменом. и тоже счастлив. Хрен его знает зачем я это рассказываю. А понял -потому что недавно приезжала еще одна моя девочка из той студии — получать приз на кинофестивале за лучшую женскую роль-и вот тут уже и я был счастлив. Так что это,видимо, про удачу -а она всем нужна -и сценаристам тоже…

Лиля Ким: про ранимость))) анекдот вспомнила.
Дорогой, прости, я тебя вчера обидела. Две бутылки пива сгладят мою вину?
- Ящик водки!
- Ох ты блядь, какой ранимый!!!
Лиля Ким: в общем, короче, поспав и подумав я решила — все справедливо.

Елена Гремина: Виктор Сергеевич Розов, который вел у нас Литинституте семинар по драматургии, говорил так: не ждите легкой жизни. Не жалуйтесь. все будет очень трудно. Это входит в профессию. Не жалуются же же шахтеры, что работают не при солнечном свете? Я эти слова часто вспоминаю. И главное в этой профессии — что она без гарантий. Хочешь гарантий- займись чем-то другим.

Лиля Ким: Так — на меня посыпались кирпичи))) Уточняю, почему все так механистично и бездушно. Мне просто никогда в жизни не приходилось встречать сценариста, который бы работал долго и был востребован просто «тупо колотя бабло». Может, я конечно ошиблась, предполагая, что это настолько очевидно, что даже не стоит специально об этом говорить. тупо колотить бабло идут в финансовую сферу — и то, там тоже требуется азарт, горение и нестандартный подход. а если человек хочет быть сценаристом — то явно деньги побочный продукт от его занятия, никак не цель. Мне в голову не пришло об этом упоминать специально — настолько это казалось «по умолчанию».

Ирина Пивоварова: Ну и от себя три копейки: нельзя писать «ради денег». Вопрос так вообще не ставится и не должен ставиться. Работа, которую неинтересно делать, но за которую хорошо платят, никому ничего хорошего не принесет. А хорошее можно в чем угодно найти (это из ложки меда), даже в Любови-Моркови. Я лично никогда так не ржала, как когда писала сценарий. Ну и хер с ним, что потом 95 процентов наших шуток оттуда вымарали. Зато — удовольствие. И еще — нельзя халтурить. Халтуришь — значит сознательно понижаешь свой уровень. Невозможно учиться, набивать руку, становиться мастеровитей, лучше, точнее, резче, когда халтуришь. Это, в общем, тоже к вопросу «за деньги». Если уж взялся за работу «за деньги», делай так, будто пишешь нетленку. И третье. Самое существенное. Неважно, что потом снимут по твоему сценарию. Мы — сценаристы. не режиссеры, не продюсеры, не актеры. Мы пишем, и должны быть сами себе судьями. Написал — самому нравится — молодец. Не нравится — значит пиши еще. И еще, и еще. Не останавливаясь.

Александр Молчанов: От себя добавлю, что проводил летом мастер-класс на эту тему в МШК»:

http://moscowfilmschool.ru/masterclasses/m/15


Комментарии:

1 комментарий к Сценарист и деньги. Коллективный ответ Сценарного Цеха на частый вопрос начинающих сценаристов: «Когда я начну зарабатывать деньги?»

  • Вова

    Лиля, этот анекдот совершенно ничего не добавил к общему разговору, зато немного поработал на ваш имидж. Больше материтесь, больше! За свою в России прокатите!

Оставить комментарий

  

  

  


8 − 5 =